Мода войлок

Наш малыш - форум о детях

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш малыш - форум о детях » Стихи и рассказы » Исповедь замужней женщины


Исповедь замужней женщины

Сообщений 21 страница 40 из 58

21

Я метнулась к выходу, смущенная большим вниманием к своей персоне, и у самого входа столкнулась с Зауром, в руки которого случайно попала. Он сжал мои плечи и улыбнулся, а я постаралась вырваться от него и убежать.
-Ляля! - наверное, это крикнул Самир, но я даже не обернулась.
На доли секунды Заур замер и немного ослабил свою хватку, я же воспользовалась моментом, и смогла сбежать от него. Я выбежала из ДК, увидела, как тетя Мария встала и даже окрикнула меня, но я продолжала бежать от этого странного чувства страха, от того, что со мной происходило. Я бежала, что было сил, стараясь не чувствовать и не думать о том, что будет дальше. Мне было некомфортно, и в обрывках памяти то и дело всплывало, как мы танцуем с Самиром, а потом музыка резко останавливается и все хлопают. Я чувствовала пылающие щеки, и то как рвется сердце от волнения, но самое ужасное то, что я почему-то ощущала себя дурой, выставленной напоказ.
В какой-то момент я остановилась и поняла, что нахожусь на каменном пляже, в том самом месте, куда около пяти лет назад Самир вынес мое худенькое тельце, будучи сам ребенком.
Я сняла балетки и зашла в прохладное море по колено, подол платье слегка намочился, но мне было все равно. Там, в полном одиночестве, я чувствовала себя спокойнее. И даже перестала думать о том, что произошло. Мягкие, почти нежные вечерние волны, ласкали мою кожу, я опустила кончики пальцев рук в воду и улыбнулась, только тогда я поняла, что Самир тоже любит меня, и это согрело меня. Я не знаю, сколько времени я провела там в размышлениях о будущем, может, минут пять или пятнадцать, но я засобиралась выходить и, обернувшись, увидела Самира. Он с интересом наблюдал за мной, все такой же уверенный и красивый, и усмехнулся в своей привычной манере.
Я не могла решиться заговорить с ним, но и он тоже не спешил начать разговор, поэтому я просто опустила голову, медленно выходя на берег. Своими босыми ногами я чувствовала каждый камень, но эта боль, пронизывающая через стопу, не волновала меня. Я только думала, что бы мне сказать, я повернулась, и мы с Самиром одновременно сказали: "Ты...?".
-Говори первая, - произнес он.
-Ты давно тут стоишь?
-Успел влюбиться.. А почему ты убежала?
-Все смотри так. Потом слухи пойдут по селению, будут говорить.
-Тебе это важно? - Самир сделал шаг навстречу ко мне, и я постаралась не двигаться, чувствая, как мою кожу покрывают мурашки.

0

22

Он подошел так близко, как это было во время танца, и я уже больше не могла быть такой дерзкой и холодной, я разволновалась, но старалась не показывать вида. Самир дотронулся рукой до моего лица и провел по коже.
-Ты такая красивая, Ляля.
-Завтра ты уже забудешь свои слова.
-Не забуду. Почему ты так думаешь?
Самир нагнулся еще ближе к моему лицу, я коже чувствовала его мягкое дыхание, я слышала, как бьется его сердце, и я не могла по-другому, я просто отвернулась от него в тот же миг, когда он захотел поцеловать меня. Я вывернулась из его объятий, но рука Самира поймала мою руку, и он вновь притянул меня к себе.
-Куда ты, Ляля? Не уходи от меня..

Я почувствовала, как переполняющие меня эмоции окончательно охватили меня, и этот ком в горле, и чувство, что вот-вот расплачусь, не давали мне сказать не слово.
-Если ты прыгнешь, то и я. Помнишь, Ляля?
Я сделала шаг, чтобы отойти от него, потому что это было совершенно невыносимо находится с ним так близко, но бояться даже подумать, даже лишний раз позволить себе взлететь в мечты, что мы сможем быть вместе. Может, и этот момент на каменном берегу мне тоже снится!? Снится? Нет, мы были настоящими тогда - пятнадцатилетняя влюбленная девчонка и двадцатлетний юноша на пороге своей зрелости.
Откуда-то издалеко доносились голоса и музыка от ДК, а я была так рядом с Самиром, и он вновь улыбнулся своей добродушной и мягкой улыбкой, которая всегда заставляла биться мое сердце.
-Я не уйду, - ответила я.
И тогда Самир наклонился, и его губы дотронулись моих. Мои ноги тут же подкосились, и я чувствовала себя такой неуклюжей, успев даже подумать, что Самир, наверное, перецеловался уже с кучей девушек, а ведь ни разу, ни с кем..
-Не надо.. Прошу, - прошептала я, и Самир перестал целовать меня, он просто долго смотрел в мои глаза, а я была такой счастливой в тот момент, такой счастливой, какой больше никогда уже не буду.

Самир и я почти сразу же пошли домой, мы не держались за руки, не ласкались друг другу и даже не говорили больше нежных слов. Мы шли, как идут двое едва знакомых людей, но в то же время между нами была такая связь, я почти на расстоянии слышала, как бьется его сердце, и чувствовала затылком, как он улыбается мне в спину.
-Почему ты делал вид, что не знаком со мной?
-Не знаю. Хотел узнать, как ты тут без меня, - голос у Самира был самым красивым из всех, что мне приходилось слышать тогда и потом. - Ты была такой красивой в тот день у подъезда.
-Ненакрашенная же была.
-А все равно, красивая..
Я рассмеялась, краснея и стараясь отвернуть от его пристального взгляда, но с другой стороны - меня к нему влекло. Всем своим телом я хотела поддаться ему, чтобы только он один был рядом со мной, но, сами знаете, я не могла себе это позволить. Я просто посмотрела на него один раз, а он сказал:
-Будешь моей?
И я кивнула в ответ, чувствуя, как соленые слезы счастья стекают вниз по моим щекам.
-Ты плачешь? - прошептал Самир, подходя ближе ко мне.
Мы были совсем недалеко от дома, поэтому я немного даже отошла назад - не дай Аллах, чтобы кто-нибудь из взрослых заметил это.
-Не плачь.. Помнишь, что я тебе обещал? Я сдержу обещание, вот увидишь.. Слово Самира!
-Не стоит обещаний, просто сделай, - ответила я и быстро зашагала в сторону дома, пока истерика не накрыла меня.
Самир шел сзади меня, я это знала, и мне было приятно, что он переживал за меня. Мне, вообще, было абсолютно все приятно то, что было связано с ним. Все воспоминания связанные с ним - это было лучшее, что у меня было. Все его обещания, клятвы, письма, слова, брошенные ветер, я каждое помню, я каждое храню в глубине себя. И иногда, когда сажусь в одиночестве, то снова и снова перебираю их. "Я всегда буду любить тебя, Ляля!" - его голос так и отдает у меня в сердце, но к этому мы еще придем.. Уже скоро..

0

23

-Мне пора, - я повернулась к нему, как только мы подошли к нашему подъезду.
-Хорошо, - Самир открыл дверь и зашел внутрь прохладного полумрака, а я последовала за ним.
Он захотел взять меня за руку, но я смущенная, вдруг вырвала ее и, улыбаясь от переполнявшего меня счастья, рывком поднялась на первый этаж и встала в стойку возле своей двери, облокотившись.
-Я пойду.
Самир тоже быстро поднялся и кивнул, глядя мне в лицо.
-Пока, милая.
Я открыла входную дверь, собиралась уже войти внутрь, но вдруг подумала и выглянула еще раз, в последний раз за тот вечер посмотреть на Самира, поднимавшегося к себе домой.
-Ляля, ты где была!? - моя мама включила яркий свет в прихожей, который моментально ослепил меня. - Тетя Марии сказала, что ты так выбежала с дискотеки. Что произошло?
-Ничего..
-Твой папа пять минут назад вышел искать тебя, - мама явно была недовольна моим поведением, но ругать и отчитывать не входило в ее обязанности. - Давай, иди быстро, найди его, скажи, что уже дома. Он где-то недалеко, пять минут назад вышел.
Я нехотя вновь вышла из квартиры. Сначала мне подумалось, вдруг Самир еще не успел зайти домой и тогда я смогу позвать его, тогда я крикнула в подъездную пустоту: "Сэм!?", но ответа не последовало, и я одиноко пошла искать своего отца.
На улице уже вовсю царствовала ночь, окутав все вокруг в полумрак и темноту. Я немного поежилась, выйдя из подъезда от легкое ветра, дотронувшегося до моих плеч, и быстро зашагала в сторону ДК. Я старалась разглядывать во всех прохожих своего отца, и совершенно неожиданно, услышала, как на полной скорости ко мне едет машина с ослепляющими фарами. Машина ехала прямо на меня, а потом послышался резкий звук тормозов, и кто-то хлопнул дверью.
-Ляля? Я тебя везде ищу.
Я открыла сначала один глаз, а затем второй, все еще ослепленная фарами, попыталась разглядеть хотя бы черты лица того, кто это мог быть, когда вдруг осознала, что перед мной стоит Заур. Даже не просто стоит, а будто возвышается над моей тоненькой фигурой.
-Заур?
Почувствовав явный запах алкоголя, я сделала пару шагов назад куда-то в темноту, но стоило только Зауру протянуть руку, и он с легкостью дотянулся до меня, грубо схватив за запястье правой руки. Я попыталась молчаливо вырваться, но Заур был вдвое выше меня и сильнее, поэтому мой план оказался обречен на неудачу.
-Отпусти, - взмолилась я.
-Нет, - Заур резко притянул меня к себе, и я даже воскликнула от этой неожиданности.
-Отпусти, - повторила я. - Заур, ты пьян, отпусти...
Но я чувствовала, как его разгульные руки уже во всю шастают по моей спине. Мне тогда казалось, что это происходило вовсе не со мной, а с какой-то другой девушкой, и от этих прикосновений мне было жутко не по себе.
-Ну, хватит, - я взвыла, чувствуя, что еще чуть-чуть, и я разрыдаюсь.
-Я слышал, ты так разрешила обнимать себя этому прохвосту, этому столичному пареньку... Сэму... А чем я хуже? Или деревенские парни тебе не подходят, Ляля?
-Не говори глупостей, Заур..

0

24

Я снова беспомощно попыталась вырваться, но цепкие объятия Заура не позволили мне этого сделать.
-Что ты делаешь!? - я даже немного истерично это сказала, чем вызвала у него лишь смех.
-Ты мне обещала танец!
-Заур!! Отпусти меня!! - я с вызовом посмотрела ему в глаза, и только лишь тогда он выпустил меня, и я сразу же отбежала от него, а оглянувшись сказала. - Запомни, никогда больше не подходи ко мне! Тебе это ясно!? Никогда! Я не желаю знать о тебе ничего!! Ты - никто и звать тебя никак!
-Тварь! - Заур пнул машину со всей силой, и она закачалась, неровно освещая улицу, и я вдалеке увидела отца, идущего навстречу ко мне. Я молилась только об одном, чтобы никто об этой сцене не знал, и никто не видел этого.
Оставшийся месяц до отъезда Самира из нашего селения прошел так быстро, что я едва успела насладиться тем временем, что нам отвел Аллах. Каждое утро мое начиналось с того, что я выходила в подъезд, а между первым и вторым этажей на лестнице сидел Сэм, опустив голову. Я звала его, и он тут же поднимался и спускался ко мне. И мы выходили гулять.
Я наивно думала, что мы с Сэмом были такими тщательными конспираторами, что никто не знал того, что мы общаемся, но это было далеко не так. Моя мама как-то раз видела нас выходящими из подъезда, а отец случайно заметил, как мы стояли где-то недалеко от его магазина. Весь город говорил о том, что деревенская пятнадцатилетняя девчонка влюбила в себя двадцатилетнего столичного юношу, который, буквально, носил меня на руках. И это было действительно так.
Я уже писала, что я никогда не была такой счастливой, как в то время, так и было, так и есть. Самир говорил мне, что никогда не бросит, никогда не предаст, что они никогда не отдаст и не скажет плохого слова в мою сторону, а я сильнее жалась к нему, думая о том, чтобы поскорее вырасти, и чтобы мы смогли сыграть свадьбу, потому что разлучаться с Сэмом хотя бы на пару часов, даже для того, чтобы просто поспать, было невыносимо тяжело.
-Мы с тобой поженимся, - сказал Самир.
-Я слышала это, - ответила я, смеясь.
-Тебя отдадут за меня?
-Если не отдадут, то ты украдешь меня.
-Не хочу, чтобы мы жили без благословения родителей, - он коснулся моей кожи. - Ты такая маленькая, совсем еще ребенок. Не зря же тебя Ляля зовут.
Самир подсел ко мне поближе.
-Давай, я с твоим отцом поговорю.
-Что ты ему скажешь!? - мой папа был очень добрым человеком, и я никогда не думала, что он будет против моего счастья, но возраст был возрастом - мне было только пятнадцать.
-Что хочу тебя забрать с собой в Москву. Ты будешь прятаться у меня в комнате в шкафу, чтобы родители не знали..
Я рассмеялась:
-Я что на домового похожа, Самир?
-Ты похожа на мою любимую, глупая..
Я никогда не сомневалась, что тогда он меня любил, что этот двадцатилетний столичный красавчик искренне любил меня, и я, правда, хотела стать его женой. Помнится, позже, когда мне исполнилось шестнадцать, а моя мама испекла мне огромный торт со свечами, то я задувая их, загадала, чтобы быстрее повзрослеть, чтобы быстрее быть рядом с Самиром. Но тогда, сидя на каменном берегу нашего моря, мы еще совсем не знали, с какими трудностями нам предстоит столкнуться.
-Сегодня же поговорю с твоим отцом, - решительно заявил Сэм.

0

25

Ох, нет, нет, не пугайтесь, мой отец никогда не был против Самира, он даже любил его по-своему, очень долго время любил его, даже, когда я уже было все понятно, что.. Я же забегаю вперед.
В тот же вечер, я и Самир пришли домой, взявшись за руки. Дверь открыла моя мама и тут же все поняла по этим нашим сумасшедшим глазам и раскрасневшимся щекам. Самир, как настоящий мужчина, решительно зашел к нам в квартиру и сказал.
-Мне нужно поговорить с Вами, Иса Мурадович.
И мой папа, вышедший на порог встретить нас, тоже тут же все осознал. Он тут же раздобрел и попросил Самира пройти с ним в зал, а мне и матери запретил выходить из кухни. Но я была бы не я, если бы не аккуратно подкралась и не подслушала самый важный разговор в моей жизни.
-Иса Мурадович, вы же понимаете, что я хочу жениться на Ляльке.
-Это-то я понимаю, Самир, - в голосе отца чувствовалась тревога и волнение, и мне было так страшно за его ответ. - Но ей всего пятнадцать лет. Может, повремените годик?
-Так, вы не против?
-Как же я могу быть против, когда она такая счастливая рядом с тобой!? - мне даже послышалось, что отец сказал это с какой-то горечью и улыбкой.
Моя мама выглянула из кухни и кивнула, спрашивая, ну как там, а я подняла вверх два больших пальца и прошептала: "YES!"
Я бы могла, наверное, сейчас завершить свою историю, но до конца еще надо дожить, надо еще столько всего успеть рассказать, надо еще вспомнить все те моменты, которые произошло со мной, надо собрать воедино все разговоры, все мечты, обрывки фраз, письма, прикосновения, чтобы только снова, хотя на время воспоминаний, хотя бы на одну секунду, вернуться в то время, когда я думала, что согласие со стороны моих родителей будет вполне достаточно для того, чтобы через год пожениться.
Я и моя мама затаились возле двери в зал, видя, как лишь мелькают тени отца и Сэма, а потом дверь распахнулась, и мой папа открыл свои объятия.
-Моя девочка, - я кинулась ему на руки, и он стал целовать мое лицо.
-Иса, тебе не кажется, что она слишком маленькая?
-Ой, а сама-то вышла замуж за меня еще тогда, когда тебе семнадцати не было, - рассмеялся отец. - Лялечка, ты обязательно будешь самой счастливой, я тебе обещаю.
Я тогда думала, что все трудности позади, совсем еще даже не думая, что это было только лишь самым началом преодоления преград, только лишь для того, чтобы быть рядом с Сэмом.
В тот вечер мой отец пил за мое здоровье, а Самир и я тихо сидели в уголке, аккуратно толкая друг друга в локти. Моя мама старательно накрывала небольшой кухонный стол, когда вдруг остановила на секунду и спросила у Самира:
-Как-то, мы согласие дали совсем не по традициям нашим. А твои родители придут-то? Нужно же все обсудить. Они не против?
Про родителей Самира ни он, ни я совсем как-то не думали. Мы больше волновались за моих, ведь я была маленькой, а теперь, когда мой отец пил за мое счастье и здоровье, вдруг возник такой вопрос.
-Да, не по традициями, - согласился грустно Самир. - Простите, дядя Иса.. - он уважительно кивнул в сторону моего папы. - Конечно, мы придем свататься, как и полагается.
Моя мама тут же раздулась от счастья, продолжив накрывать стол, но этот вопрос насчет родителей Самира как-то недоброжелательно повис в воздухе между нами.

0

26

После ужина я вышла проводить Самира в темный подъезд, и мы долго стояли напротив друг друга. Он протянул ко мне руку и обнял меня, шепнув на ухо что-то очень важное: "Я всегда буду любить тебя!", и на душе тут же стало тепло и хорошо.
-Я тебя тоже..
-Ты будешь со мной даже, если мои родители будет против? - спросил Самир совсем неожиданно, наверное, догадываясь о том, что нас ждет, и я ответила:
-Я буду с тобой даже, если весь мир будет против.
-Я тоже, Ляля..
Он еще немного постоял рядом со мной, а потом вдруг сказал:
-Я пойду, да?..

***
Я спряталась в комнате, чтобы только не слышать, как в нашу входную дверь тарабанит Лита Мусаевна, будто, превратившись из добропорядочной хранительницей очага в озверевшую львицу, защищаю свое семейство.
-Открой дверь, маленькая шлюшка!
Я благодарила Аллаха за то, что мама несколько минутами ранее вышла в магазин, а папа уже давно торчал на работе, и что дома, никого не было, кроме меня, и что больше никто не мог слышать эти ее крики.
-Я слышала твои шаги, тварь!? Вздумала охомутать моего сына!? Захотелось в столицу!!
-Мама, прекрати, - я слышала, как Хадижа шепчет ей, и я спрашивала себя, а где Самир, почему он ей не скажет, что все не так, что я вовсе не такая, где же он.
Я ведь тогда даже и предположить не могла, что в то время, пока его мать билась об закрытые двери моей квартиры, несколькими этажами выше мой хороший мальчик, мой любимый мальчик, так же бьется в закрытые двери своей квартиры, умоляя открыть, умоляя ничего не делать, угрожая даже иногда, но откуда он мог знать, что ни его мать, ни его сестра совсем не слышат его.
-Мам, - кричал он. - Мам, прошу тебя, пожалуйста... Мам, я клянусь, я прыгну, мам!?
Он был смелым и решительный, мой Самир, он был таким, которого никто и никогда не остановит, и если он хотел, он этого добивался. Самир открыл дверь на балкон, вдыхая свежесть того утра, задержался на секунду, а потом разом перепрыгнул за перила, держась на своих сильных руках, раскачиваясь, он почти с легкостью и без боязни шагнул вниз, а затем упал вниз в сад под нашими окнами, удачно приземлившись на свои две ноги. А потом, чуть-чуть шатаясь, Самир упал на колени, а я, услышав грохот за окном, сразу поняла, что это был он.

0

27

Я подбежала к окну, распахнув его настежь, и увидела сидевшего на земле Самира с испуганными глазами и дрожащими губами, я спросила его, что он там делает, а он вдруг изменился в лице, старательно пытаясь скрыть свое волнение и испуг, и ответил: "Сижу". В этот момент я все осознала и даже обиделась на него, ведь он мог бы подумать о себе, обо мне, а вдруг с ним что-нибудь случилось бы, что бы я тогда делала?
-Твоя мама...
-Я знаю, прости ее.
Самир постарался подняться и даже встал, но ноги его почти не слышались, они заплетались, еле держа его, но он не сдавался.
-Ты в порядке? - видя его мучения, я не могла не спросить это.
-Да, просто от волнения.
Я вдруг заметила, как он побледел в одну секунду, Самир схватился за сердце и тяжело задышал. Я так испугалась, что больше не могла сидеть и просто смотреть, как он стоит в саду, обхватившись за дерево, стараясь дышать спокойнее.
-Все хорошо, Ляля, не бойся! - сказал он мне, когда я уже скрылась в квартире.
Я подбежала к входной двери и закричала, стараясь перекричать маму Сэма: "Лита Мусаевна, Самиру в саду плохо", и она тут же замолкла. Я открыла дверь и увидела совершенно пустой подъезд. Ни Хадижи, ни Литы Мусаевны больше не было.
-Что ты стоишь!? - лицо Хадижи показалось на доли секунды. - Вызывай скорую!
"Аллах, только не заберай у меня Самира!" - я быстро подбежала к телефону и стала набирать 03, чувствуя, как мое дыхание сперло, и от волнения руки не просто трясутся, а даже еле держат трубку.
-Здравствуйте, диспетчерская скорой помощи!
Я дозвонилась, потерпи, Самирчик, потерпи, мой хороший, скоро все хорошо будет.
Как позже уже выяснится, у Самира, как и у его отца было слабое сердце, но он, как и его отец, никогда этого не показывали, всегда стойкие оловяные солдатики в начищенных ботинках и выгляженных брюках, они никогда не жаловались ни на боли, ни на какие-то другие признаки сердечной недостаточности - будто, привыкли жить так.
В тот день, как только, я дозвонилась до скорой, то выбежала на улицу, где в тени деревьев, на руках собственной матери сидел бледнолицый Самир, тяжело дышавший. А Хадижа ходила рядом, злобно поблескивая глазами в мою сторону. Я ожидала очередную серию нападок Литы Мусаевны, но они не последовали, поэтому я просто подошла и села рядом с ним, а он улыбнулся и даже сумел взять меня за руку.
-Самир... - прошептала я, чувствуя на себе озлобленный и тяжелый взгляд его матери. - Я тут. Больше не надо прыгать за мной.
Я вспомнила, как в пятнадцать лет, Самир воинственной прыгнул за мной в обрыв, и ведь тогда мы оба чудом избежали смерти, а он еще и сердечного приступа, а теперь он опять сделал что-то только, чтобы быть рядом со мной, и ласково улыбался.
-Я в порядке... - он произнес это так медленно, останавливаясь на каждом слове, что было понятно, что он далеко не в порядке, но жизнь его была в безопастности.
Скорая приехала в скором времени. И уже минут через десять-пятнадцать, в тени того дерева, в котором рядом со мной был Самир, больше никого не было. Его увезли в больницу, и сколько бы я не рвалась поехать с Литой Мусаевной, Хадижой, меня никто не взял, а Самир сказал на прощание:
-Я вернусь за тобой, я обещаю..

0

28

И я поверила. Я верила и ждала его потом долгие месяцы, ни разу не посомневавшись, что его любовь ко мне прошла или утихла, продолжая всегда писать ему многочисленные письма.
Когда Самир попал в больницу, то в голове Литы Мусаевны тут же созрел план того, как она умело сможет разлучить нас. Еще бы! Конечно, о том, чтобы возвращаться в наше селении, речи не было: Лита Мусаевна отправила каких-то непонятных людей, которые вытащили все вещи из их квартиры, а затем увезли в Москву. Моя мама заметила эту странность, и даже сказала мне об этом, но я искренне верила в слова Сэма, что он за мной приедет, поэтому даже не подумала, что больше не смогу его увидеть.
Спустя еще десять дней, я вдруг осознала, что, скорее всего, после выписки из больницы, Самира увезли сразу в Москву, поэтому тут же стала строчить ему письма, как это и было пять лет до этого. Я писала ему, как я скучаю, и как часто думаю о нем, писала о всяких глупостях, о том, что происходит с другими людьми, о том, что Патя родила, о свадьбе Луизы с каким-то дальним родственником, и что Заура давно не видели местные, и говорят, что он уехал на заработки в Москву. Я писала Самиру о том, что буду ждать его всегда, и о том, чтобы он скорее забирал меня из отчего дома, о том, что родители спрашивают про его здоровье, и что тоже ждут в гости. Я исписала всю тетрадь, нарисовала маленькие карикатуры на нас с ним в будущем, и все это вложила в бандероль, аккуратно выписав его адрес в Москве.
-А вдруг он не ответит? - спросила моя мама, наблюдавшая со стороны за мной.
-Он ответит, - улыбнулась я в ответ.
Редко, но письма от Самира, все-таки, приходили. Иногда они были написаны на салфетках, кучу салфеток из разных мест до сих пор аккуратно хранятся в шкатулке, спрятанной от посторонних глаз, из МакДональдса, после занятий в который он с друзьями захаживал, из пиццерии из дома напротив, из Шоколадницы, на них он неизменно писал: "Я думал о тебе тут", и я обнимала эти клочки бумаги, пытаясь услышать еле уловимый аромат от туда, где был Самир. Он никогда не отличался красноречием, он не врал, обещая золотые горы, расписывая на миллионы страниц о том, как скучал, но в каждом его коротком слове, в каждой его брошенной фразу, я чувствовала сердцем, что он меня любил.
"Я думал о тебе все утро", а я знала, что он думал обо мне всю утро, весь день, а потом еще и ночью.
"Я скучаю", и я знала, что его сердце рвет его изнутри от тоски по мне. "И я скучаю..." - улыбаясь, шептала вырисованным буквам на бумаге. "Я приеду" - "Я жду тебя..". Каждое его слово я пропускала, будто, через себя. Каждый его намек. И я так ждала его, как только маленькие дети могут ждать Новый год и подарки под елкой. И я так отчаянно скучала по нему, как только могут скучать влюбленные.
"Моя невеста".
"Твоя".
Я много думала о том, что его родители были против нашего общения. Я спрашивала себя, а необходимо ли благословение родителей на этот брак или нет? Я спрашивала об этом каждый раз, когда находилась в полном одиночестве, спрашивала и отвечала сама себе, что мы, все равно, будем вместе, не смотря ни на что. Мне было только шестнадцать лет, и я тогда совсем еще многих вещей не понимала. Я просто следовала зову своему сердце, а мое сердце переставало биться без Самира.
-А если его родители заставят его жениться на другой? - мучила меня Мария.
-Не думаю, что он согласится.
-Почему ты так в нем уверена!? - кричала моя подруга. - Посмотри, какие парни обманщики, на каждом шагу обещают одно, а потом...
-Я не знаю, Мария, но я верю ему...
Я настолько сильно любила Самира, настолько сильно верила ему, что если бы он открыл окно на самом последнем этаже высотного здания и сказал бы мне: "Прыгай вниз - ты полетишь", я бы так и сделала, ни капли не сомневаясь, что полечу.
Я не верила ни в законы физики, ни в законы правды и лжи, я только лишь верила ему одному. Больше никому.

0

29

***
Он приехал за мной ранней весной, когда только-только стал таить снег, а по нашим проселочным дорогам стала течь жужжа из грязи и воды. Я перепрыгивала через огромные лужи, возвращаясь домой из школы, когда вдруг у самого нашего подъезда, в своей фирменной манере, не увидела Самира, засунувшего руки в свои карманы джинс, он щурил глаза, пристально наблюдая за мной, а я, увидев его, тут же бросила в сторону сумку с учебники и, преодолевая растаявший снег под ногами, кинулась ему на шею с возгласами: "Ты приехал!".
Самир поймал меня, когда я, не стеснясь ни бабушек, выглянувших из своих окон, ни дедушек, проходящих мимо, стала прямо на глазах у всех плакать от счастья, обхватив двумя ногами его за талию, а он придерживал меня, крепко сжимая в объятиях.
-Я за тобой, - он шепнул мне на ухо, а я почувствовала, как мурашки пробежались по всей моей коже.
Наверное, я никогда не забуду тот момент, когда он спросил меня, готова ли я бежать с ним. Наверное, я всегда буду помнить то, что я, даже не колеблясь, ответила, что с ним хоть на край света. И он сильнее прижал меня к себе.
-Я не брошу тебя, ты же знаешь.
-Да.
-Поженимся?
-Да.
Это было все как было. Он не вставал передо мной на одно колено, доставая откуда-то из-за спины красивую алую коробку, не устраивал фейерверк в мою честь, не дарил миллионы роз, осыпая меня с головы до ног, но мой первый муж трогательно улыбнулся, касаясь рукой кожи моего лица, шепча на ухо, что-то очень важное: "Я люблю тебя, Ляля", так сделал мне предложение. Мой первый мужчина, который остался в моем сердце даже через годы, единственный, кого я до сих пор зову в снах, он просто спросил, и я просто ответила.
-Мы поедем в мечеть в соседнем селении.
-А как же отец?
-Мы скажем, что отец не молиться. Я слышал, что если отец не верующий, то можно без согласия.
Я кивнула. Я знала на, что я иду. В моем сердце давно командовал Самир. И только он.
Я зашла домой, тяжело вздохнув, открыла шкаф со своими вещами, и пока никого не было в квартире, сгребла все свои платья и несколько юбок с кофточками в пакет, а потом безвольно села на кровати, обхватив руками ноги и разрыдалась в голос.
-Ты идешь? - Самир открыл дверь и посмотрел, как я жалостливо выла. - Что такое?
-Я не знаю.. Я не хочу, чтобы это все было так, - ответила я. - Я хочу, чтобы все по традициям, я хочу, чтобы мой отец передал меня тебе, хочу, чтобы твоя мама благословила, а твоя сестра подняла тост за наше счастье на свадьбе.
-Все будет, Ляля, - он сел рядом со мной. - Ты, все равно, будешь моей женой.

0

30

И хотя мы так и не съездили в мечеть, и не было обряда с молитвами, и я не клялась ему в вечной любви, но просто я никогда раньше никого не любила. Просто я никогда до этого не хотела ни с кем состариться, и я даже представить себе не могла, что такое может произойти. И, не смотря на то, что официально бракосочетания так и не произошло, я до сих пор считаю, что он был моим первым мужем, моим возлюбленным, сделавшим меня женщиной в тот день, когда за окном, первые весенние лучи солнца грели ледники.
"Если ты прыгнешь - я тоже", - пронеслось в голове, когда тонкие пальцы Самира скользнули вниз по моей спине, а его губы нежно ласкали мои.
***
-Ты же понимаешь, что ты теперь моя? - спросил Самир, прижав меня к себе.
-А ты?
-А я твой уже давно, - усмехнулся он в ответ.
-Что будет дальше?
-Собирайся, поедешь со мной..
Я встала с кровати и скользнула в душ. Чувствовала ли я себя грязной, дешевой шлюхой после этого? Нет. Я чувствовала себя любимой. И я верила Самиру так, как никто никогда не верил. Я верила ему даже больше, и я знала, что он не оставит меня. Вы добавите еще сейчас, что я безмозглая дура? А я отвечу, что вас не было там. И то, что я ни капли не жалею.
Мне надо было собрать вещи, а я никак не могла решиться. Я смотрела на Самира, одевшего джинсы, и вытянувшегося в лучах солнца, щекотавших его загоревшее тело, я смотрела и невольно даже покраснела, вспоминая, что между нами произошло. Он заметил мой взгляд и подошел ко мне, крепко обняв, вдыхая запах от моих волос, а потом просто сказал: "Я тебя не отдам". Я не представляла, что я скажу родителям, да и что я могла, поэтому я слегка отстранилась от Самира и с вызывом спросила:
-А что дальше? Куда мы поедем?
-Не знаю.
-Ты не приведешь меня к себе домой?
Самир как-то потупил взгляд, отвернулся и что-то стал бормотать, а я ловила обрывки фраз:
-Понимашь, тут.. там.. мама не очень.. куда я приведу? В Москве дорого... а снимать жилье не получится..
-Постой, Самир, а куда мы поедем?
-Я подумал, что мы могли бы пожить какое-то время в соседнем селении, я бы устроился на работу, а ты бы мне помогала.
-Самир, да я же еще школу не закончила..
То ли и правда это была судьба, то ли нашей роковой ошибкой, но параллельно собирая вещи в пакеты, я все спрашивала его о том, что нас ждет дальше, а в итоге, вдруг мы оба осознали, что слишком поторопили события, но ведь мы были совсем еще детьми, и мы любили друг друга, и мы, обсуждая все преграды и препятсвия, пришли к выводу, что надо будет подождать.
-Только ты закончишь школу, я как-раз закончу институт, найду работу и смогу забрать тебя.
-Быстрее бы, - я кинулась ему на шею, совсем еще тогда не осознавая, что до нашей следующей встречи пройдет ни много ни мало еще почти шесть лет, да и откуда я могла об этом знать. - Мы же будем видеться?

0

31

-Я буду приезжать по мере возможности, Ляля.
-Ты будешь писать мне письма?
-Миллионы писем, - его улыбка хранится в моей памяти, иногда засыпая в объятиях своего законного мужа, я вдруг совсем неожиданно вспомню Самира, улыбающегося в тот момент, и в сердце резко так защимит, я схвачу своего мужа, и он проснется, спросит, все ли в порядке, а я свернусь клубочком и пролепечу в ответ: "Сердце колит...", не желая делиться тем, что это внутри воспоминания рвут меня на части.
***
Медленно весна перетекла в лето, а за летом пришла и осень. Шло время тихонько, а я летала на крыльях любви от почтового отделения до дома и назад, получая горы открыток и писем от Самира, исправно писавшего мне. Каждое его письмо с тех лет я храню в коробке с остальными своими личными вещами, спрятав ее под кроватью, и, как только мой муж уходит на работу, достаю ее и начинаю перебирать своими пальцами, раскладывая эти исписанные бумажки с признаниями в любви, с клятвами верности, с нашими мечтами - вот тут мы спорим, как назовем наших детей, а в этом мы обсуждаем, как будем на каникулах возить их в горы, чтобы они могли кататься на лыжах и играть в снежки, я везде ищу глазами выписанное слово из пяти букв - люблю, и, находя его, начинаю плакать.

"не плачь
спроси у любого
капитана дальнего плавания
машиниста скорого поезда
лётчика гражданской авиации
водителя междугороднего автобуса
спросии они скажут тебе
что даже если
все моря покроются толстым слоем льда
все рельсы одновременно взорвут террористы
все аэропорты закроют из-за тумана
все дороги заблокирует свирепый спецназ
я всё равно вернусь
потому что
люблю тебя"
-И я тебя люблю, - шепчу в ответ.
Когда на семейных торжествах дальние родственники или малознакомые коллеги моего мужа вдруг в толпе находят меня, отводят в сторону и спрашивают, как мы познакомились. Я всегда смеюсь, отшучиваюсь, потом добавляю, что выросли вместе, и все восхищенно хлопают глазами, расплываются в улыбке, и дружелюбно говорят: "Никогда не думали, что первая любовь бывает такой сильной". Я молчу, сдерживая себя, сжимая свои руки в кулаки, я молчу, стараясь не дать слабину, не опозорить мужа, старательно выстроившего наш брак на руинах моей любви к Самиру, но сердце обливается кровью.
Письма, исправно приходившие каждый год, в которых он обещал приехать за мной, как только я окончу школу, вдруг оборвались. Это было в мае месяце, мне было уже семнадцать, и я ходила на почту каждый день, все ожидая, что он напишет. Но ничего не приходило. Я писала длинные строчки, спрашивала его, как он, волновалась, писала, что люблю его и что жду, и что я не смогу без него, но в ответ, все равно, была звенящая тишина.

0

32

В тот же самый год к нам в селение вернулся Заур, приехавший с целым эскортом своих друзей, на шикарных иностранных машинах, на таких дивных и невиданных, что мой отец потом сказал за ужином, что такие видел только в фильмах. С исчезновения Заура, к тому времени, прошло уже два года, и никто не мог понять, откуда у него взялись деньги на все эту роскошь, а он сам ни с кем из местных не общался, так, изредка бросал свои томные взгляды в мою сторону, но я даже не смотрела на него.
Мои родители, видимо, обеспокоенные тем, что происходило со мной, видели, как с каждым днем неответов Самира, я гасла, старались не поднимать тему моей женитьбы, и даже отец, который явно задавался вопросом, куда вдруг пропал мой жених, никогда не спрашивал о нем, но однажды, вернувшись со школы после какого-то важного и трудного экзамена, я зашла в квартиру и в прихожей увидела чужие мужские туфли.. Сердце тут же бешено заколотилось, и я отбросив в сторону свою обувь, кинув сумку с учебниками прям там в коридоре, метнулась на кухню, откуда доносился веселый смех отца, я чувствовала, я думала, что это Самир вернулся за мной. Я так бы этого хотела.
Я судорожно схватилась за ручку двери и, ощущая волнение, от предвкушения встречи, я улыбалась, потому что ожидала, что увижу, как мой отец наливает чай Самиру, и как тот, смеясь, рассказывает про свою жизнь в Москве. И, дернув дверь, открыв ее нараспашку, я увидела, как мой отец в окружении каких-то молодых людей, среди которых сидел и Заур, сидел и говорил. Где Самир!? Глаза моментально стали искать его среди других людей, но его там не было - моя улыбка сползла внизу, и я ошарашено смотрела на гостей.
-Ляля! - отец немного пристал. - Проходи, дочка. Ты уже знакома с Зауром?
-Знакома... - ответила я, не желая двигаться.
Предательские слезы стали подбираться близко к горлу, и, ощущая, что сейчас я разревусь прямо при всех, я развернулась и убежала в свою комнату. Я кинулась на кровать, чувствуя, как сердце рвется изнутри. Самир, где же ты был, любимый?..
-Ляль, - в комнату зашла моя мама. Аккуратно присев на край кровати, она провела рукой по моей спине. - Ты знаешь, кто пришли? Это Заур пришел свататься к тебе. Он сейчас в столице живет, такой важный.. У него собственное дело.. Ляль?
Я лежала, не шевелясь, затаив дыхание, обнимая подушку, я даже перестала плакать.
-Ляль? Ты только не обижайся на меня, но ты же знаешь, что писем от Самира уже месяц нет, и...
-Это ничего не значит.
-Твой отец, скорее всего, даст согласие...
Я тут же встала с кровати и выбежала из комнаты, решительно направившись на кухню, где Заур с друзьями и отцом пил чай. Я открыла дверь, и все голоса тут же стихли.
-Пошел вон отсюда! - закричала я Зауру, даже схватив его за майку, оттянув, увидела на плече красивую надпись на арабском языке - мое имя.
-Уходи!! Я не хочу видеть тебя, уходи!!
Заур поднял из-за стола, вытянувшись в росте, я заметила, как он изменился, как возмужал, как похорошел, но это был всего лишь Заур, в то время, как мое сердце изнывало от боли к Самиру.
-Уходи!! - я топола ногами, я рычала, я кидалась с кулаками, совершенно не замечая, как мой отец и мать краснеют за меня. - Пошел вон, я ненавижу тебя!!!
Заур попытался взять меня за руку, но я вырвалась и, расплакавшись, убежала, продолжая кричать: "Я не выйду за тебя замуж! У меня уже есть муж!".
Моя мама, испугавшись за меня, со всей силой притянула меня к себе, но моя истерика продолжала накатывать на меня, тогда она ударила меня по лицу, холодно сказав: "Если Самир - завтра не приедет, за тобой, то ты нам больше не дочь".

0

33

У меня был только один единственный шанс. Одна единственная возможность - это позвонить Самиру домой, чтобы спросить его, где он, почему исчез, приедет ли он за мной, нужна ли я ему. И я кивнула своей матери, дав согласие на это условие. А затем, когда отпустила меня, я встала и вышла из квартиры, зная, что у меня только один выход - это дозвониться до него. Я пошла домой к Марии, где все ей детально рассказала, я плакала - она тоже, а потом она обняла меня, протянув свой домашний телефон и сказала: "Ты - моя лучшая подруга, ты должна быть счастлива", а я стала судорожно набирать московский номер, по которому никогда до этого не звонила.
Момент истины и правды - сейчас все выяснится.
Сквозь тысячи километров, гудки медленно пробивались через слезы и плохую связь, через шипение проводов и разрыва моего сердца. Я сжимала в руках трубку, набирая номер снова и снова, но там, на другом конце провода, никто не хотел отвечать на этот отчаянный звонок семнадцатилетней девчонки.
-Может, они номер сменили? - спросила Мария, дотронувшись до моего плеча. - Только не плачь, Ляля.. Давай, я позвоню..
Я безнадежно передала ей право этого выбора, и она, сев передо мной на корточки, стала набирать уже выученные цифры наизусть, а затем вдруг ее лицо озарилось счастье, и она радостно прокричала.
-Алло? Алло? А Самира можно?
Кто-то там на другом конце, все-таки, ответил на звонок.
Я вырвала телефонную трубку у подруги и услышала прерывистое дыхание.
-Алло? Кто его спрашивает? - ответил мне женский голос - это была Хадижа.
-Хадиж, это я - Ляля, - я была так рада слышать ее, я была так счастлива, что это была не мама Самира, а всего лишь его старшая сестра, которая не стала бы врать, которая бы помогла мне быть с ним. - Хадиж, а где Самир?
-Ляали? Это ты? - она вдруг заплакала, или мне показалось, настолько связь была плохой, что я еле слышала ее. - Он.. он..
-Где он, Хадижа? Хадижа, меня замуж выдают, я хочу поговорить с Самиром. Он дома?
Она что-то ответила, но я не расслышала, а затем послышались гудки, и это означало одно - связь прервалась. Я снова стала набирать домашний номер Самира, но постоянно было занято. Когда я было уже отчаялась, вновь пошли гудки, и опять голос Хадижи.
-Хадижа, что ты ответила? Связь прервалась.
-Он женился, Ляля. Забудь его. Он тебя уже забыл.
Забыть его!? Как можно забыть человека, с которого ты так любила!? Забыть его - это, значит, выкинуть сердце на помойку, и больше никогда никого не любить. Забыть? Забыть Самира, того, который клялся мне, того, который писал признания мне на салфетках. Как его забыть?
-Что? - я переспросила, но Хадижа уже бросила трубку, а к моему горлу подошла тошнота. Я села на пол, даже не плакав, просто сидела и смотрела в одну точку.
-Ляля? Что сказали?
Я отвернулась и так ничего не смогла сказать, да и как я могла признаться лучшей подруге, что человек, которому я верила больше жизни, так жестоко предал меня. Я просто сидела, а потом повернулась к ней и ответила:
-Я хочу умереть, Мария..
Дальше я чаще вспоминаю какие-то обрывки из своей жизни, чем все вместе. Дальше все, как сон, как самый страшный кошмар, и когда я возвращаюсь туда, даже в своих мыслях, то становится невыносимо тяжело. Тяжело и страшно.

0

34

Я вернулась домой, все еще не осознавая, что это конец, я легла в кровать, все еще в мыслях, держа за руку Самира, я заснула, все еще надеясь, что завтра он приедет, но утром, когда моя мама разбудила меня и строго посмотрела - я все поняла.
-Я выйду за Заура замуж, - едва я только подняла голову с подушки, я выдохнула, сдержавшись от слез.
-А как же Самир? - моя мама, видимо, увидев мое состояние, села рядом на кровати.
-Больше его в моей жизни не будет.
Да, это было страшным позором то, с каким скандалом и криком я выгнала Заура из нашего дома, да, мой отец был зол на меня, но в то время, я мало об этом думала, я только плакала, каждый раз, когда мне удавалось только лишь вспомнить про Самира. По привычке после школы я заходила на почту России, выстаивала очередь среди бабушек нашего селения, которые тут же разнесли по всему району, что самый завидный жених Заур женится на девушке влюбленной в другого, но и тогда мне было абсолютно все равно. Я все еще верила и все еще надеялась на какое-то чудо - это ведь и есть любовь, да?..
День свадьбы был назвачен на конец лета, после того, как я дам все кольные экзамены, а затем медленно буду готовиться к этому значительному событию. Мои родители составляли список приглашенных, и моя мама спросила меня, стоит ли приглашать семью Самира, его самого, родителей и сестру, я сказала, что стоит - просто очень хотела посмотреть ему в глаза и спросить, за что он так поступил со мной.
-Я сама подпишу пригласительный для них, - я взяла в руки блестящую открытку с уже напечатанными золотыми именами - моим и Заура, и, сев за стол, я вдруг поняла, что мои руки все еще дрожат только лишь от осознания того, что это послание может попасть в руки Самира.
Я написала его имя, имя его родителей и сестры, и в конце добавила: "Обязательно приходи вместе со своей женой", а сама почувствовала, что этой женой должна была быть я. Я должна была носить блестящее кольцо на безымянном пальце своей руки, я должна была сидеть рядом с ним, я должна была родить ему детей, и я... Я встала, немного походила по комнате, а потом еще приписала: "Если ты прыгнешь - я тоже". Я просто хотела, чтобы он знал, что я никогда его не забуду. Никогда и ни за что.
Затем я зашла в ванную, разделась догола и стала тщательно себя мыть, пытаясь оттереть всю ту боль, которую чувствовала, которая не давала мне дышать, которая глушила меня на уровне счастья, и которая так больно сжимала мои ребра внутри меня. Я пыталась собраться с мыслями, я все представляла себе, как зайду в роскошный ресторан в самом красивом платье, в таком, что все окружающие ахнут, и как среди гостей я увижу его глаза, поймаю на себе его взгляд, и тогда я все пойму. Я представляла, как будет дрожать его голос, когда его попросят поднять тост за молодых, и как он будет волноваться, и как он случайно прольет бокал с шампанским, а потом повернется ко мне и спросит: "Пойдешь со мной?", и тогда я брошу все - я с ним, я для него, я его.
Это было так давно. Будто, и не со мной.
Я подписала пригласительный и отдала его маме, а она уже отнесла на почту и отправила. И мы стали готовиться к самому важному дню для любой девушки. В суматохе этой подготовки дни превратились в секунды, и я не успела очнуться, как завтра уже должна была выходить замуж. Все наши гости уже отписались, либо отзвонились с сообщениями, что придут, с поздравлениями, только вот семья Самира, ни Лита Мусаевна, ни его отец, ни Хадижа, ни он сам, никто не звонил. Я спрашивала маму каждый день об этом, говорила, возмущалась, что это некрасиво, пока, наконец, сама не решила позвонить

0

35

Руки дрожали, отказывались слушаться, но я набирала привычный номер телефон, ожидая гудки, я все думала, кто же возьмет трубку. Я бы хотела услышать голос Самира, я бы так хотела услышать хотя бы его голос, что я даже была готова встать на колени и молиться этому всю ночь перед свадьбой, только лишь еще один раз...
-Алло? - это был он. Ни капли не изменившийся, это был его голос.
-Самир?
Он замолчал. Тысячи километров разделяли нас, тысячи проводов, а я вдруг почувствовала себя десятилетней девочкой, которая, как хвостик ходит за ним.
-Самир? - проговорила я снова, но он ничего не ответил. - Ты получил пригласительные? Я звоню, хотела узнать, нам на вас расчитывать?
-Нет. Мы не придем, - его голос был таким холодным и жестким, что я даже чуть было не расплакалась прямо в трубку, но я набрала легкие воздухом, задержала на секунду и снова прошептала его имя:
-Самир?
-Что?
-Один вопрос. Только один. Почему ты так поступил?..
Он молчал, я слышала, как тяжело он дышит в трубку, но он молчал. Я уже больше не могла сдерживать себя, я чувствовала, как огромные капли соленых слез скатываются вниз по щекам, и что мой голос дрожал, но я так хотела услышать ответ.
-Самир, скажи, пожалуйста.
-Не звони сюда больше. Я тебя не любил. Я играл тобой, - он кинул трубку, а я сползла вниз по стенке, ощущая, как я умираю.
Я еле нашла в себе силы, чтобы снова подняться и дойти до кровати, а потом рухнула, укутавшись под одеяло, чувствуя, как из меня уходит жизнь. Я лежала и смотрела в потолок, а потом подошла моя мама, встряхнула меня, испугалась моих выпученных глаз, принесла настойку пустырника и заставила выпить. А я просто следовала ее указаниям.
-Мам, все кончилось.. Он меня не любил. Мам? Мам.. - постепенно я проваливалась в глубокий сон, а на следующее утро я уже проснулась почти женой Заура.
Я встала с кровати в шесть утра, подошла к зеркалу, увидела, как в отражение на меня смотрит испуганная девочка с худенькими ручками, затем я постаралась улыбнуться, но у меня ничего не вышло. В комнату зашла моя мама, принесла мое пышное свадебное платье и сказала:
-Ты теперь невеста.. Моя дочка станет женой, - в ее глазах блестнули слезы.
Я отвернулась, чтобы снова не расплакаться, а затем пришла Мария с косметикой, и мы, закрывшись в моей комнате, стали готовиться к свадьбе. Я рассказала подруге все про Самира, и она поплакала вместе со мной, а потом крепко обняла и шепнула: "Когда-нибудь, когда ты будешь очень счастливой, ты встретишь его и поймешь, что твоя жизнь сейчас лучше". Я спросила ее:
-Мария, я буду счастливой?
-Ты будешь самой счастливой. Ляля, ты как никто другой этого очень заслуживаешь.
Дальнейшее произошло в какой-то спешке, я одела свадебное платье, причесалась, накрасилась, взглянула на себя в зеркало - я выглядела вполне достойно, только немного опухшей от слез. Сейчас, просматривая фотографии со свадьбы, я каждый раз удивляюсь тому, какой маленькой девочкой я выгляжу на них, испуганной, наивной девочкой, сжимающей в руках букет и руку Заура. А он.. Даже тогда он был прекрасен - в выглаженном костюме, с идеальной прической, дерзкий и уверенный в себе. А в его глазах читалась безграничная любовь ко мне - такая сильная, что он мне многое потом простил.

0

36

У нас не было мусульманской свадьбы, хотя Заур предлагал родителям, но те отказались - мы просто поехали в местный ЗАГС, где расписались, а затем, как и полагалось, двинулись на место торжества. Возле нашего дома, прямо во дворе, знакомые Заура выстроили шатер, в котором выставили столы, уставив их яствами. Мы приехали, когда уже все наше селение гуляло, отплясывали лезгинку, и Заур, как только мы вышли из машины, тут же ушел в пляс. Ощущения были непонятные. Я, будто, находилась в своем самом страшном кошмаре, еще не совсем понимая, что после этого гуляния, последует первая брачная ночь, которая раскроет перед мои уже мужем, какой обманщицей я была.
Все друзья Заура, хотя и не понимали о том, как он мог продолжать настаивать на свадьбе со мной, если учесть то, с каким яростным криком я выставляла их вон из нашей квартиры, но в тоже время они поддерживали его - они танцевали больше всех и ярче всех, приглашая всех подряд, и даже совсем дряхлых старушек. За все наше застолье, Заур ни разу не повернулся ко мне и не спросил ничего, чем вызвал у меня отторжение и даже какое-то тошнотное чувство, на самом же деле, он просто так сильно волновался и боялся моей реакции, что старался не делать лишних движений, хотя разница у нас в возрасте была колосальная - 10 лет.
Я же сидела с каменным выражением лица, все еще надеясь, что вот-вот подъедет какая-нибудь машина, иномарка или обычная приора, или даже пусть это будут жигули или запорожец, а из него выйдет Самир, засунув руки в карманы брюк с насмешливым выражением лица и скажет: "Забудь все это, я буду с тобой. Я люблю тебя". Я молила про себя Аллаха, чтобы Он сжалился надо мной, чтобы хотя бы один раз в жизни исполнилось мое желание, но я продолжала сидеть во главе стола на своей собственной свадьбе, на которой так отчаянно хотелось кричать и плакать.
-Выпьем за молодых! - крикнул кто-то с конца стола, и на секунды мне показалось, что это был Самир, и я посмотрела в ту сторону, но нет, это очередной друг Заура, ничего более.
-За молодых! - дружно прокричал зал, подняв бокалы.
Заур, наконец, набрался смелости, повернулся ко мне и спросил:
-Ты в порядке?
-Да.
-Скоро надо будет уходить. Ты поедешь, как и полагается ко мне домой, а завтра утром мы сядем на машину и уедем отсюда, - он положил сверху на мою руку свою, но я ожесточенно вырвала ее и злобно блеснула глазами в сторону Заура.
-Ясно.
Вечер подходил к своему концу, и в скоре тамада объявил, что молодым пора и покинуть торжество. Заур поднялся первым из-за стола, взял микрофон в руки и произнес речь:
-Спасибо этому селению, этому звездному небо за то, что подарил мне эту встречу с самой красивой девушкой на всей планете. Спасибо родителям Ляали за то, что отдали ее за меня, спасибо моим родителям, без них я был бы уже не я, спасибо! - все зааплодировали, а я продолжала сидеть с каменным лицом и сердцем.
Заур нагнулся ко мне и попросил встать, и, взяав меня за руку, увел с праздника в дом своих родителей. Всю дорогу, пока мы шли, никто из нас не решался заговорить первым. Я не хотела этого делать, а Заур, видимо, чувствовал это.
-Ляля, я тебе настолько противен?
-Да.
-Если ты хочешь, я готов ждать, столько, сколько подтребуется, чтобы ты полюбила меня.
В полумраке не было видно его глаз, но мне в первый раз захотелось его обнять.

0

37

-Я обещаю, Заур.. Я буду очень стараться полюбить тебя.
-Это пока достаточно, - ответил он. - Я буду очень стараться, чтобы ты полюбила меня.
Когда мы дошли до его дома, он открыл калитку, подхватил меня в моем пышным платье и перенес через порог, а когда поставил на землю, то немного смущенно сказал: "Это, говорят, на удачу". Оказавшись в шикарном доме Заура, я стала оглядываться, смотреть по сторонам, такого я еще не видела, это сейчас, когда я приезжаю туда, мне все кажется таким сельским, а тогда я буквально с открытым ртом смотрела на отделку, на обои, на паркет, аккуратно выложенный, на картины, на все.
-Пойдем, - Заур взял меня за руку и повел к себе в небольшую комнату, открыв ее, я увидела двухспальную кровать, на которой маленькими свечками было выложенно сердце, и усыпано лепестками роз.
-Красиво, - сказала я, а Заур, притянув меня к себе, нежно поцеловал меня.
-Ляля, я просто хочу засыпать и просыпаться с тобой.
Он аккуратно подошел к кровати и задул все свечи, а потом включил рядом с кроватью ночник, и аккуратно собрал лепестки и свечи, расстелив кровать. Затем повернулся ко мне спиной и сказал:
-Отвернись, я разденусь, а то я стесняюсь.
Я не сдержалась и даже улыбнулась на эту его шутку. Он стал расстегивать с себя рубашку, а потом и вовсе скинул ее на пол, а я увидела его широкие плечи и накаченную спину. Я подошла к нему со спины в своем пышным платье, обняла и поцеловала в затылок. Заур не шевелился, будто, замер, не ожидая от меня такого поведения.
-Я - твоя жена, Заур, но я должна тебе кое-что сказать еще. Если ты меня с позором прогонишь, то я все пойму.
Наверное, он тут же все понял. Он обернулся, поставил палец к моим губам и сказал:
-Тише, любимая, ты - моя жена, и я тебя никогда не прогоню.

***
На следующий день мы ехали в Москву. С тех пор тут и живем. Я приезжала за вещами спустя каких-то два месяца, собрала все письма Самира, положила их в шкатулку, посмотрела на ту кровать, на которой впервые стала женщиной, улыбнулась этим воспоминаниям, а потом вдруг поняла, что я больше никогда и никого не смогу так любить, как и Самира. Даже Заура. Даже своего собственного мужа, даже его.
Тогда я почему-то снова набрала привычный московский номер семьи Самира, но в тот раз мне ответила совершенно незнакомая женщина, вежливо сообщив, что больше ни Самир, ни Хадижа в этой квартире не проживают. Я поняла, что больше бороться не стоит - надо жить, продолжать двигаться вперед с Зауром, рядом с ним. Да и потом, я даже не знала, зачем я набрала его номер, наверное, чтобы просто сказать ему, что я счастлива. Обмануть его хотела.
Моя жизнь в Москве изменилась полностью. Мы жили в шикарной трехкомнатной квартире почти в центре, Заур тут же записал меня на курсы вождения, а к Новому году меня ждал подарок - новая машина под окнами. Чтобы я не скучала, в то время, пока он пропадает на работе, Заур разрешил мне выучить английский язык, и я целыми днями, встав с утра, ходила на курсы английского языка.
Мой муж был настолько внимательным и любящим, что мне даже иногда казалось это сказкой. Он был настолько заботливым, что я иногда спрашивала себя, почему я такая бессердечная, почему я не могу любить его, почему я так мучаю Заура.

0

38

Спросите про детей? Все спрашивают, говорят, столько времени в браке, а до сих пор нет малыша, а я кивала головой, мол, нам рано еще, посмотрите - мне тогда было 22 года, Зауру - 32. Наверное, я как чувствовала, что еще рано, что Самир еще появится, что я еще смогу понять, почему все так произошло, ведь он так любил меня, а я - его, как только могут любить совсем еще дети. Мне было 22 года, и это случилось зимой под Новый год, как раз, в то самое время, что и сейчас. Я ехала на "Рэнж Ровере" домой после каких-то важных дел, которые меня попросил выполнить муж, и, не смотря на то, что я обычно не езжу на окрайню Москву, именно в тот день все так сложилось, что я была в той стороне, попав в совершенно немыслимую пробку, и тогда я решила сократить путь, свернув на какой-то переулок, и тут я замерла, увидев, как с огромными тяжелыми пакетами, сквозь снег и легкую метель, в легкой грязной куртке идет Хадижа, постаревшая, будто, лет на пятнадцать с того времени, как я видела ее в последний раз. Или это не Хадижа? Или она? Она! Точно, она!
Я подъехала к ней, остановила машину и пибикнула. Хадижа испуганно обернулась, но так и не узнала меня, я открыла окно и крикнула ей:
-Хадижатка, это ты?
Она снова обернулась и стала пристально смотреть на меня, будто, не узнавая.
-Это я - Ляля.
-Ляля!? О, Аллах, как ты изменилась!? Как же ты красивая!! - Хадижа рассеянно отпустила руки, и все пакеты ее повалились на снег, а она схватилась за лицо, и на ее глазах заблестили слезы.
Я вышла из машины и стала собирать пакеты.
-Давай, я подвезу тебя.
-Да нет, не надо, тут недалеко, я дойду.
-Хадиж, будто, не родная, давай, я подвезу, - я схватила пару пакетов и решительно направилась к своей машине, закинув их на заднее сидение.
-Не стоит, Ляля.. - она попыталась сопротивляться, но я подошла за следующей партией пакетов, а вскоре и за ней самой, посадив ее рядом со мной напереднее сидение.
Я смотрела на нее, и все пыталась понять, что так сломало ее. Я смотрела на ее лицо, оно было ведь когда-то таким красивым, а теперь она вдруг так состарилась, так запустила себя.
-Хадиж, ну расскажи, хоть как ты? Как родители? Как Самир? - я старалась говорить непринужденно, но лишь произнеся его имя в слух, я поняла, как сильно я истосковалась по нему.
Хадижа заметно погрустнела в лице и даже отвернулась от меня, а потом, через паузу сухо ответила:
-Все по воле Аллаха, Ляля. Все так, как должно быть.
Я удивилась ее словам, но постаралась не выдавать этого, я спросила ее адрес, и она ткнула в какой-то ближайший пятиэтажный дом. Я подъехала к ее подъезду, а затем помогла ей вытащить пакеты. Хадижа тут же схватила их и заулыбалась.
-Все, иди давай, Ляля, давай, пока.
-Ты даже на чай не пригласишь меня? - отшутилась я, залезая назад в свою машину.
-Прости, дома не убрано, ребенок плачет без меня.. Мне идти надо. Пока. Еще свидимся, - сказав это, Хадижа тут же скрылась внутри подъезда, оставив меня одну с кучей вопросов.
Я завела машину, поехала домой, а там уже вдруг поняла, что я просто должна узнать, как дела у Самира, я просто должна увидеть его хотя бы еще раз.
"Аллах, клянусь, последний раз", - сказала я перед сном, обнимая своего мужа со спины.
На следующей же день, как только Заур ушел на работу, я спустилась вниз в машину и поехала через всю Москву на окраину, чтобы только спросить у Хадижы, как я могу найти Самира.

0

39

Я припарковалась у ее подъезда и стала ждать. И вдруг увидела, как буквально в нескольких метрах от меня, разгребает огромные сугробы снега, маленькая хрупкая девушка, размахивая лопатой в стороны - это была Хадижа. "Она работала дворником", - подумалось мне, наверное, неудачно вышла замуж, муж мало зарабатывает, вот и подрабатывает, пока ребенок спит дома.
Я снова открыла дверь и вышла к ней, аккуратно подойдя к ней со спины, окликнула, и она обернулась, испуганно смотря мне в глаза, сжимая в руках огромную для ее роста лопату.
-Помочь тебе?
-Глупостей не говори, - обиженно сказала она, отвернувшись и снова принявшись работать.
Я встала и забралась на горку рядом с ней и стала судорожно помогать ей руками разгребать снег. Хадижа, увидев это, оттолкнула меня в сторону и строго спросила:
-Что ты делаешь?
-Помогаю тебе.
-Зачем ты это делаешь, Ляля!? Разве ты не устроилась отлично? У тебя муж, деньги, все имеется! Ляля! Что ты делаешь?
-Я просто хочу узнать, как он.. Как Самир?
Хадижа явно озверела, она с вызовом посмотрела мне в глаза:
-Думаешь, ты так его любишь..
-Я его не люблю, - ответила я, чувствуя, как срывается голос. Это было ложью, я все еще любила Самира, даже спустя черые с половиной года, я все еще так отчаянно и сильно любила его, я все еще ждала его, я все еще невыносимо хотела быть рядом с ним.
-Не любишь? - Хадижа усмехнулась. - Уходи, Ляля, пока не стало поздно..
-Что происходит? Скажи. Я хочу узнать, как он?
-Он умер! - закричала Хадижа, опустившись в сугроб, расплакавшись и отвернувшись от меня.
-Умер? - только не это, пусть он будет любить другую, пусть у него будет куча детей, пусть он будет счастлив, но только не умер, только не это. - Умер? - повторила я, чувствуя, как теряю сознание, но я постаралась удержаться на ногах. - Скажи мне, что ты пошутила.. Скажи мне, Хадижа! - я схватила за воротник куртки сестру Самира и стала трясти ее, что было сил, а потом опустила ее, увидела, что в глазах ее застыли слезы, и она прошептала:
-Уж, лучше бы он умер, Ляля, чем жить вот так, как он...
-Что с ним?
Хадижа поднялась с земли, подала мне руку.
-Ты его так любишь?
-Больше жизни люблю, - ответила я уже, не таясь.
-Хорошо, тогда пойдем к нам домой, я тебе покажу с ним.
Я взяла с собой лопату, и мы направились в подъезд, возле которого стояла моя машина. Мы зашли внутрь, и мне в нос ударил сильный запах мочи и бомжей, я даже сморщилась, а Хадижа, заметив это, с улыбкой сказала:
-Не царское это дело в таких районах бывать.
Я промолчала. Мы поднялись на второй этаж, и я увидела самую обшарпанную дверь, слегка приоткрытую, в нее-то и направилась Хадижа.
-Только тише, с нами соседи живут, они могут спать.
Мы аккуратно зашли внутрь обычной необустроенной квартиры, я заметила, что везде царил полумрак.
-Помой руки, - приказным тоном сказала Хадижа, и я направилась в неуютную ванную комнатку, стараясь не прикасаться к стенам, потом что со стороны все выглядело далеко не новым и старым.

0

40

Я помыла руки, а затем Хадижа позвала меня, вытянувшись возле двери, сказала: "Ты только не плачь. Он не любит, когда плачут". А затем открыла дверь, и я увидела, как на небольшой одноместной кровати лежит мой Самир, совсем тоненький и бледненький, с открытыми глазами, смотрит в телевизор, а потом так медленно переводит взгляд на меня, и все.. Он еле открыл рот и стал громко мычать, так кромко, что Хадижа тут же подскочила к нему, взяла его за руку и сказала.
-Самир, это Ляля, ты помнишь ее?
Он продолжал мычать, а Хадижа повернулась ко мне и сказала:
-Он тебя помнит, Ляля.
Я стояла в дверях, боясь пошевелиться, чувствуя, как немеет все от страха и ужаса. Я все смотрела на тоненькое тельце Самира, на его светлые глаза, на бледное лицо, на обстановку, и увидела, как из-под простыне торчит клеенка - неужели он мочиться под себя?
-Можно войти? - спросила я у Хадижи, понимая, что Самир мне, все равно, ничего не сможет ответить.
Он замычал так громко, что даже Хадижа скорчила лицо, а я продолжала стоять, все еще ожидая разрешения. Он замычал еще сильнее, когда я сделала шаг вперед, и потом вдруг в стену раздался удар со всей силы, и какой-то мужчина за перегородкой крикнул.
-Заткнись, урод!
Моя сумка рухнула на пол, и я, будто, очнулась, я стала снимать с себя шубу, бросив ее на пороге комнаты, и тут же кинулась к кровати Самира, схватив его за руку, я чувствовала запах, исходивший от его тела, но я все равно держала его за руку, я просто держала и прижала к своему лицу, крепко-крепко прижала, а он мычал, открыв рот, мычал громко, а потом и вовсе перестал, видимо, поняв, что ни к чему это не приведет.
-Самир, ты меня помнишь... Самир...
Его глаза остались такими же, как и тогда, когда в последни раз он целовал меня, как и тогда в тот день, когда я стала его женщиной. Его глаза были такими же, ни капли не изменились, и я чувствовала, что он все еще любит меня, я клянусь, я это видела в его взгляде, в этом взгляде.
-Самир.. - я расплакалась, забыв про обещание данное Хадиже, и она, отвернувшись к окну, тоже тихонько всхлипывала.
-Можно его поцеловать? - я спросила у Хадижи, и она даже не повернувшись ко мне, кивнула. Я стала целовать его лицо, а он слабо мычал, будто, пытался мне что-то сказать. Я целовала его, целовала, не переставая, просто хотелось обнять его, просто хотелось, чтобы он был со мной всегда, защитить его, все вернуть назад. Когда меня потом спросят, а ты его разлюбила в тот момент? Я отвечу, нет. Разве я могла перестать любить его!? Разве я могла!? Я бы любила его в любом случае, я бы всегда всю свою жизнь любила бы только его.
-Я больше тебя не брошу, - говорила я ему сквозь слезы, и в его глазах они тоже заблестели. - Больше никогда не оставлю. Я всегда буду рядом, Самир.
-Ляля, - Хадижа, наконец, успокоилась и повернулась ко мне. - Пойдем на кухню. Поговорить надо.
Я была не в силах пошевелиться с места, я сидела у кровати с Самиром, безвольно лежащим на белоснежной простыни, застиранной до дыр, с открытыми живыми глазами, и я больше не могла куда-либо уйти. Я держала его за руку, за тоненькую ручку и вспомнила, что когда-то эта рука была совсем другой. И мне так захотелось хотя бы на секунду вернуться в то время, чтобы вновь смочь обнять его и почувствовать его прикосновения, чтобы снова ждать писем от него и радоваться каждому его приезду.

0


Вы здесь » Наш малыш - форум о детях » Стихи и рассказы » Исповедь замужней женщины


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC